USD -0% EUR -0.08% CNY 0.01% BTC -1.22%
93.325 99.089 12.895 62636.872

Доводят операторов до агрессии, и всех участников перевозок – до претензии и судов: чем «болеют» ж/д перевозки

Ссылка на источник: https://www.rzd-partner.ru/zhd-transport/comments/dovodyat-operatorov-do-agressii-i-vsekh-uchastnikov-perevozok-do-pretenzii-i-sudov-chem-boleyut-zh-d/

В 2023-м и с начала 2024 года РЖД работают по схеме установления рекордов. Но проблем на сети от этого меньше не становится: ситуация скорее ухудшается, считает Президент Национального исследовательского центра перевозок и инфраструктуры Павел Иванкин. Влияют и увеличение работ на Восточном полигоне, работа ДМЗИ и СКПП, ПНД. Все это – элементы в цепочке конфликтов между грузоотправителями, которые не могут предъявить необходимые грузы к перевозке, а также сталкиваются с увеличением сроков доставки, операторами и перевозчиком. О проблемах на сети, которые чаще всего за последний год становились поводом для претензий и судебных разбирательств (или претендуют на то, чтобы ими стать!), П. Иванкин подробно рассказал на деловом семинаре «Претензионная работа на железнодорожном транспорте: штрафные санкции и досудебное разрешение спорных ситуаций».

Претензии и их причины

Невозможность загрузить на сеть все необходимые грузы и увеличение сроков доставки стояли на передовой среди вопросов, требующих урегулирования, в 2023 году. У самого же ОАО «РЖД» судебные споры нередко связаны сейчас с соблюдением технологий того подвижного состава, производители которого ушли из России после 2022 года, констатирует спикер.

«Это касается поездов «Аллегро», «Ласточек», «Сапсанов». Сейчас и зарубежная сторона, и наша принимают решения, которые сильного влияния друг на друга не имеют. За счет того, что ведется активная работа по импортозамещению, пока можно предполагать, что ухудшений в плане подвижного состава, в плане безопасности мы не увидим, в сравнении с авиаотраслью, где количество отказов технических средств растет», – комментирует П. Иванкин.

Еще одна проблема, которая аукается всем, – брошенные поезда на сети. В РЖД по итогам 2023 года, продолжает эксперт, отчитались, что основная причина тому – «плохое качество ремонта и технических работ, которые проводят локомотивостроительные организации в рамках контракта жизненного цикла». П. Иванкин соглашается, что проблема здесь действительно скорее в плохом качестве работ, а следствием будет выход в открытую судебно-претензионную плоскость.

Штрафы за сверхнормативный простой – тоже одна из, так скажем, трендовых причин для споров между операторами, грузовладельцами и железной дорогой. Несмотря на то, что здесь имеется много решений, сформировалась большая практика, проблема остается. Диссонанс в отношения участников перевозок в основном вносит тот нестабильный ритм, в котором работает инфраструктура железных дорог, говорит эксперт семинара. Самыми активными, и даже агрессивными в этом вопросе оказались операторы, которые, несмотря на высокие ставки, занимают все более жесткую позицию по взысканию сверхнормативного простоя – «Вагоны стоят дорого».

Если говорить о будущем перевозок, то их участникам, а вместе с ними и юристам стоит обратить внимание на договоры «вези или плати» (take-or-pay) – механизм, к которому, отмечает спикер, все равно в скором времени система придет: «На подписи находится паспорт проекта по БАМу-3, в котором четко говорится, что с основными грузовладельцами будут заключаться договоры именно плана «вези или плати», за счет того, что БАМ-3 – проект без участия государства».

Причиной споров может становиться и ДМЗИ. Но здесь удачный момент: в 2024 году еще есть возможность обратиться в ЦФТО и донести свои предложения – система донастраивается, уточняет П. Иванкин. А вот относительно действия ПНД о позитиве говорить сложно:

«Мы наблюдаем дефицит инфраструктуры: Восточный полигон в этом состоянии будет находиться еще долго. Он дает сильный негатив в части организации эксплуатационной работы, что приводит к ситуациям с перепростоями, брошенными поездами и т. д.».

Меняются ли претензии с годами?

Как отмечает П. Иванкин, нельзя сказать, что актуальные вопросы, касающиеся претензионной работы в ж/д перевозках, за последние годы сильно изменились. Чаще всего споры возникают из-за просрочки доставки грузов, качества перевозок.

Но некоторые перемены в топах претензий все же меняются или имеют волнообразный эффект.

«Среди жалоб было навязывание продления сроков доставки. Сейчас эта тема сильно не педалируется с обеих сторон. Она есть, но, видимо, не такая больная, хотя раньше грузовладельцы об этом говорили громко на всех площадках. За последние два года ухудшилась ситуация с брошенными поездами. До 2018 года это тоже наблюдалось, потом было затишье, теперь мы к этому вопросу возвращаемся», – говорит эксперт.

Он подчеркивает, уже обращаясь к ретроспективе, что за последние десять лет операторы действительно стали вести себя более агрессивно в части взыскания сверхнормативного простоя:

«Мы видели интересные кейсы, когда чуть ли не контроль над предприятиями операторы умудрялись получать».

Что же делать?

Совершенствовать нормативную базу, дает ответ П. Иванкин, что касается и Устава, и закона о железнодорожном транспорте, и в том числе правил перевозок грузов. РЖД активно работают в этом направлении, планируется пересмотреть много нормативных актов, но здесь важно движение и со стороны других сторон процесса.

«Грузоотправители тоже должны дать свое мнение, площадки для этого есть. Если этого не делать, то инициатива отдается РЖД, у которых есть определенный карт-бланш со стороны Минтранса. Но есть и правительственная комиссия по транспорту, и совет потребителей, которые могут что-то притормозить, заблокировать», – советует эксперт.

Отношения операторов и грузовладельцев – самый острый вопрос, который также требует ответов и решений. И в ближайшие годы их поиски (ответов и решений) будут активно вестись, в том числе в судах.

«Для юридических компаний это будут хорошие доходные года», – отметил спикер.

Добавим, что в деловом семинаре также участвовали несколько опытных юристов, которые рассказали о том, как обозначенные П. Иванкиным проблемные моменты рассматриваются судами: были и реальные кейсы из юридической практики, и предметные ответы на вопросы аудитории.